(495) 937-30-20
НОВОСТИ
С ДНЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! PDF Печать E-mail
 
К 30-ти летию со дня аварии на Чернобыльской АЭС. PDF Печать E-mail



Начальник 6 Управления КГБ СССР, генерал-лейтенант Щербак Федор Алексеевич.

     За прошедшие годы о поистине глобальной трагедии Чернобыля написано и сказано, кажется, все. И тем не менее одна тайна осталась. Никогда не публиковалось, кто именно расследовал причины и последствия катастрофы на ЧАЭС. Имена руководителей оперативно-следственных групп КГБ СССР были строго засекречены.

     Взрыв на ЧАЭС произошел в 1 час 23 минуты пополуночи 26 апреля 1986 года. Общий выброс активности составил около пятидесяти миллионов Кюри, что в несколько сотен раз превысило зарегистрированную активность в Хиросиме и Нагасаки после атомной бомбардировки в 1945 году.

     Практически сразу были сформированы Правительственная комиссия и оперативно-следственная группа КГБ СССР, которую возглавил генерал-лейтенант Федор Алексеевич Щербак. К месту катастрофы они прибыли через шесть часов после взрыва.

     В один из первых дней после аварии, где-то к обеду председатель комиссии, заместитель Предcедателя Совета Министров СССР  Борис Евдокимович Щербина поставил перед представителями КГБ задачу срочно сделать панорамную киносъемку разрушенного реактора и к 8 часам утра следующего дня представить ее на просмотр правительственной комиссии, а после срочно доставить в ЦК КПСС для просмотра членами Политбюро и ответственными руководителями ведомств. Съемку помогли сделать вертолетчики ВВС, снимал сотрудник  6 Управления КГБ СССР майор Валерий Михайлюк. Несколько раз вертолет с открытым окном облетал станцию. Кассету доставили на киностудию им. Довженко, где ночью пленку проявили, и в указанный срок уже привезли в Чернобыль. После просмотра фильма КГБ поручили доставить ее по назначению. Оперативник на вертолете прибыл в Чернигов прямо к ожидавшему его самолету, который тут же вылетел в Москву. В 12. 00 он уже был в приемной.  

     Первичная оценка радиационной обстановки на ЧАЭС и в городе Припять началась в 15 часов 26 апреля с момента прибытия на станцию аварийной бригады Минэнерго. Были обследованы сотни людей, находившихся на ЧАЭС в момент взрыва или принимавших участие в тушении пожара. 67 человек, имевших признаки острого лучевого поражения, были отправлены 27 апреля в специализированные клиники Москвы и Киева. Острая лучевая болезнь диагностирована у 44 пострадавших.

     После изучения обстановки в зоне ЧАЭС и близлежащих районах было объявлено о введении норм радиационной опасности, соответствующих нормам "особого периода" (термоядерной войны), и о введении правил военного времени.

     По существовавшим на тот период в СССР нормам при угрозе для граждан получить облучение на уровне 75 БЭР (биологический эквивалент рентгена) эвакуация была обязательной. Так как уровень радиоактивного заражения превысил эту норму, решение об эвакуации приняли незамедлительно. Первоначально выселялись жители в радиусе десяти километров от ЧАЭС. Затем была объявлена тридцатикилометровая зона полной эвакуации. К 27 апреля основные эвакомероприятия были завершены, три рабочих блока ЧАЭС остановлены, в зону отчуждения введены войска и гражданские специалисты, приступившие к ликвидации последствий взрыва.

     До катастрофы в 4-м реакторе находилось 1500 тонн радиоактивного графита, который воспламенился после взрыва. При скорости горения одна тонна в час он бы полыхал поистине адским пламенем около двух месяцев, выбрасывая в атмосферу несметное количество смертоносных радионуклидов.

     Мировая практика не знала примеров тушения таких пожаров, тем более что в очаге возгорания уровень радиации превышал 1000 рентген в час. Было принято решение гасить огонь с помощью вертолетов. В развалины реакторного зала 4-го блока прицельным "бомбометанием" было сброшено около 5000 тонн свинца, песка, глины, доломита. Активное горение графита к 3 мая прекратилось. По теоретическим представлениям значительная часть активной зоны реактора сохранилась в виде монолитной уран-графитовой массы. Что с ней делать, никто не знал Ежесуточно температура повышалась на 150 градусов по Цельсию (для нового взрыва достаточно было 2800 градусов), а это означало, что "второй Чернобыль" должен был случиться в ночь с 6 на 7 мая 1986 года.

     Предпринимались все возможные меры для замедления энерговыделения. В активную зону вводились легкоплавкие металлы, осуществлялся активный обдув жидким азотом. К десятому мая стало ясно, что нового взрыва не будет.

     Из воспоминаний заместителя начальника 6 Управления КГБ СССР, генерал-майорв Хапаева Владимира Аверкивевича, ликвидатора последствий на ЧАЭС, которая произошла произошедшей 26 апреля 1986 года.

  Чернобыля Хапаев В.А.  хлебнул, что называется, по самые ноздри — он пробыл на разрушенной АЭС с 1 по 18 мая в качестве одного из руководителей опергруппы 6-го управления КГБ СССР и будучи замом этой структуры. В расследовании причин чернобыльской катастрофы принимали участие около тысячи чекистов из различных структур. Оперативникам удалось доказать, что причиной взрыва ядерного реактора также стали чистейшей воды халатность, расхлябанность, как и в свое время в Челябинске.

— Между прочим, ставший знаменитым снимок злополучного четвертого блока сделан с вертолета моим подчиненным — майором Валерием  Михалюком, — рассказывает Хапаев. — Необходимо было заснять ядерный реактор с воздуха. Но все корреспонденты, к которым обращались с этой просьбой, отказались лететь, зная, что это смертельно опасно. А Валерий Михалюк полетел (2 мая) и награжден за это орденом Ленина.

     Если в Челябинске я был «пионером», то в Чернобыле — уже опытным ликвидатором. Прибыв на место трагедии, ужаснулся: ходят мои ребята без головных уборов, курят на улице… Собственно, и винить их особо не за что — радиация ведь не пахнет, ничем о себе не напоминает, а вокруг красота, сады цветут, запахи сказочные… Ну я быстро порядок навел: приказал всем заменить петряновские фильтры на изолирующие, курить вне помещения запретил, заставил носить чепчики, бахилы. Дозиметрические «карандаши» мы выбросили — толку от них никакого, все равно зашкаливали, а выдали пленочные дозиметры.

     С Чернобылем у меня один курьезный случай связан. Меня там чуть не обрили наголо. Как известно, самое большое количество радиации «впитывают» волосы. Проверили меня медики через несколько дней и ахнули: вокруг головы настоящий «нимб» — почище, чем у святого на иконе. Немедленно убрать всю шевелюру, говорят. Но вы представляете себе обритого наголо генерала? Я — нет, а врачи настаивают, грозятся жуткими последствиями.

     В общем, спас меня один генерал из МВД. Привез в штаб, вызвал подчиненного и говорит: «Разведи-ка нашу жидкость, пусть Владимир Аверкиевич помоет ею голову». Намываю голову, а сам думаю: «Что это за дрянь такая? А вдруг я вообще облезу?» Нет, смотрю — и волосы целы, и дозиметр молчит. Спрашиваю: «Чем это вы меня прополоскали?» Отвечают: «Государственная тайна». Потом генерал по секрету шепнул: «Да это же стиральный порошок «Новость».

     Кстати, ни в Припяти, ни в Киеве, ни в других окрестных населенных пунктах этого порошка в продаже уже не было — все скупило население. Так благодаря «Новости», которой я пользовался ежедневно, до сих пор могу похвастаться своей шевелюрой. Допустимая норма радиации для человека — 0,5 бэр (биологический эквивалент рентгена) в год. В военное время критическая суммарная мощность доходит до 25 бэр. Хапаев в Чернобыле получил 80 бэр.

     После возвращения домой (разумеется, никто дома и не предполагал, где был глава семьи) Хапаев В.А. укатил в Карловы Вары. Конечно, самовольно: по всем медицинским канонам ему «светили» клиника и долгая реабилитация. Но уж по возвращении с отдыха больницы избежать не удалось. Прошел обследование. 13 чекистам, в том числе и нашему генералу, была предложена операция по пересадке костного мозга. — Я отказался. Быть может, поэтому до сих пор жив, — признается он. Говорить о здоровье Владимир Аверкиевич не любил. Единственное, о чем генерал обмолвился: если до Чернобыля он весил 106 килограммов, то после — быстро похудел на 40 кг.                        

 

 

 

 

 
Воспоминания генерал-полковника Соболева В.А. о Дедюхине М.Т. PDF Печать E-mail

 

 

Михаил Трофимович Дедюхин.

Сослуживец, надежный друг, профессионал, высококлассный контрразведчик, умелый организатор, учитель. Много эмоций и воспоминаний вызывает имя этого человека.

Разоблачение вражеской агентуры, блестящие операции по проникновению в иностранные спецслужбы, результативные дезинформационные мероприятия, надежное оперативное обеспечение важнейших оборонных и экономических программ, участие в расследовании обстоятельств и причин Чернобыльской аварии - далеко не исчерпывающий список того, что сделал М.Т. Дедюхин.

Главным его достижением, с моей точки зрения, является непосредственная деятельность по формированию новых контрразведывательных структур, обеспечивающих экономическую безопасность России в постсоветский период. В момент, когда многие российские политики высокого уровня высказывали и предпринимали практические шаги, направленные на фактическую ликвидацию отечественных спецслужб, М.Т. Дедюхин со своей славной командой арестовывает шпиона Синцова, руководителя важнейшей структуры Миноборонпрома. Жесточайшая атака на Россию с обвинением ее в неспособности обеспечить сохранность ядерных материалов выливается в шумный "плутониевый" скандал. Дело выходит на уровень руководителей двух стран с явным обвинительным уклоном в сторону России, и снова Дедюхин и его команда. Им удалось документально установить, что нелегально завезенный в Германию боевой плутоний не российского происхождения, и доказать причастность к этой акции немецкой спецслужбы, руководство которой было вынуждено подать в отставку. Примеры подобного рода можно продолжать.

И еще об одном. М.Т. Дедюхин очень трогательно относился к старшему поколению. К своим учителям он причислял Г.Ф. Григоренко, Ф.А. Щербака, В.А. Хапаева, Г.В. Кузнецова и многих других. Преемственность, сохранение традиций он считал важнейшей составляющей оперативных подразделений. Сегодня в Службе экономической безопасности среди руководителей высшего  и среднего звена много сотрудников, которые с гордостью называют Дедюхина М.Т. своим учителем. Лучшей для него памятью является оценка коллегии ФСБ деятельности Службы экономической безопасности, в работу которой Михаил Трофимович вкладывал душу и сердце.

 

 

генерал-полковник        В.А.Соболев.        март 2016 г.


 
К 70-ти летию со дня рождения генерал-лейтенанта Дедюхина Михаила Трофимовича. PDF Печать E-mail

 

Памяти коллеги и нашего друга, посвящаются эти строки. 

14 марта 2016 года исполняется 70 лет со дня рождения генерал-лейтенанта Дедюхина Михаила Трофимовича.

В служебной биографии М.Т. Дедюхина много выдающихся дел, это организация работы по надёжной защите секретов при разработке новых видов вооружения,  обеспечению безопасности ядерного и оборонного комплексов страны, реальные мероприятия по выявлению агентуры противника и другие важнейшие направления деятельности органов безопасности. Под руководством Михаила Трофимовича неоднократно проводились боевые и учебные операции по планам «Набат», «Атом», «Вихрь», в ходе которых пресекались преступные действия, совершенствовалась антитеррористическая подготовка сил и средств на объектах атомных, оборонных и транспортных отраслей. За участие в разработке и реализации уголовного дела на Толкачёва – агента ЦРУ США, а также за конкретные дела и работу он неоднократно награждался государственными и ведомственными наградами. Михаил Трофимович принимал деятельное участие в мероприятиях в рамках международного сотрудничества со спецслужбами иностранных государств, неоднократно выезжал в служебные загранкомандировки, в частности выступал в ФБР США по проблемам незаконного распространения ядерных материалов.

Внешне очень спокойного и доброжелательного руководителя его отличала высокая дисциплинированность и требовательность, ответственность за порученное дело, объективная оценка сотрудников и проводимых ими мероприятий. Многие сотрудники из секретариата Управления вплоть до его заместителей, а также  руководители и сотрудники  территориальных органов, коллеги из взаимодействующих подразделений Центрального аппарата, хорошо помнят эти его качества.

Михаил Трофимович очень бережно относился к подчинённым, оказывал всемерную поддержку инициативным сотрудникам, старался оказать положительное воздействие на офицеров, допускавших нарушения. Его отличало глубокое уважение к ветеранам 2 Главного, 6 Управлений и УКРОСО, которых он охотно принимал у себя в кабинете и с благодарностью относился к их пожеланиям и рекомендациям.

Нам памятны встречи Михаила Трофимовича Дедюхина с зам. Председателя КГБ СССР, начальником ВГУ КГБ, генерал-полковником Григоренко Г.Ф., начальником 6-ого Управления Щербаком Ф.А. и его заместителями Кузнецовым Г.В. и Хапаевым В.А. Особые отношения у Михаила Трофимовича складывались с руководителями атомной промышленности и оборонного комплекса. Руководители этих ведомств охотно принимали участия в мероприятиях, посвящённых юбилейным датам органов безопасности, а в ответ Михаил Трофимович был частым и желанным гостем на мероприятиях отраслей и ведомств. После перехода в аппарат прикомандированных он активно работал в Гостехкомиссии и в ФСЭТК, пользовался уважением руководителя ведомства генерала армии Григорова, почти семь лет отдал работе в  ЗАО «Атомстройэкспорт».

С уважением к памяти М.Т. Дедюхина относятся в Региональной общественной организации ветеранов контрразведки«ВЕТКОН», где помнят его активное участие в оказании помощи ветеранам.                                                                                                                                

генерал-лейтенант   Измоденов А.В.,   март 2016 г.  

 

 
Воспоминания генерал-лейтенанта Пушкаренко А.Л. о Дедюхине М. Т. PDF Печать E-mail

14 марта 2016 года исполнилось бы 70 лет нашему коллеге и другу начальнику УКРОСО ФСБ РФ генерал-лейтенанту Дедюхину Михаилу Трофимовичу. Это был исключительно порядочный, высокоответственный, выдержанный человек, профессионал высочайшего уровня. За время службы им были лично разработаны и реализованы многие сложные контрразведывательные мероприятия на объектах промышленности, транспорта и связи.

Я остановлюсь только на одной операции по противодействию вражеским спецслужбам. Это известное дело в отношении «суперагента» ЦРУ, сотрудника НИИ радиостроения Минрадиопрома Толкачева А.Г. В начале 1980 годов в КГБ СССР начали поступать оперативные материалы о возможной утечке закрытой информации о разработках, ведущихся в СССР в области создания РЛС для стратегической авиации. Для поиска возможного агента были задействованы лучшие силы разведки и контрразведки. Оперативную группу управления, которая непосредственно вела поиск на объектах Минрадиопрома возглавил Дедюхин М.Т. Благодаря целенаправленной работе, основанной на глубоком анализе имеющихся материалов и оперативной обстановки всего за один месяц была организована и осуществлена проверка десятков предприятий и НИИ, несколько сотен работников этих объектов. Всё это время Дедюхин М.Т. провел в здании КГБ, ночуя на раскладушке в своем кабинете. В результате умело организованной поисковой работы был установлен и взят в разработку ведущий конструктор НИИ Радиостроения Толкачев Адольф Георгиевич, широко осведомленный о государственных секретах. В тесном взаимодействии с Управлением контрразведки в кратчайшие сроки было выявлено и задокументировано оперативным путем содержание тайников с подготовленными для передаче разведке США фотокопий секретных документов, инструкций ЦРУ, микрофотооборудование, большая сумма денег, инструкции по связи с разведчиками США. Летом 1985 года сотрудниками группы А под руководством Владимира Зайцева Толкачев был негласно арестован и помещен в следственный изолятор Лефортово. В ходе следствия он был полностью изобличен. Чрезвычайную опасность этого агента можно проиллюстрировать его показаниями: «За указанный период я передал американской разведке большое количество информации на 236 фотокассетах и 5 мини аппаратах с записанных мною 54 секретными и сов.секретными  научно-исследовательскими работами и документами НИИ радиостроения и НИИ приборостроения общим объемам 8094 листа. А вот документ преданный Толкачеву американцами: «Дорогой друг, Вы должны твердо усвоить, что передаваемая Вами информация, попросту говоря, считается бесценной. Её значимость была доведена до внимания высших уровней нашего правительства». Кроме того, на основании сведений, полученных от Толкачева, контрразведка КГБ провела с посольской резидентурой ЦРУ оперативную комбинацию. В результате был захвачен со шпионским снаряжением, в районе метро «Пионерская», пришедший на конспиративную встречу с Толкачевым второй секретарь посольства США в Москве Пол Стомбаух.

Таким образом, благодаря умелым совместным действия сотрудников различных подразделений КГБ был нанесен ощутимый ущерб разведдеятельности резидентуры США. И мы горды тем, что свою лепту в эту работу внёс и наш коллега Дедюхин М.Т.

 

Генерал-лейтенант Пушкаренко А.Л.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 5 из 19