(495) 937-30-20
Воспомининия полковника Гришечкина Александра Дмитриевича PDF Печать E-mail

 

 

полковник Гришечкин Александр Дмитриевич

«Первые боевые шаги»

В канун 60-летия Великой Победы нашего народа над фашистской Германией мысленным взором охватываешь все 1418 огненных дней и ночей, но отдельные из них рельефно встают в памяти с наибольшей отметиной.

Вот ушел в битву за Москву отец - старший оперуполномоченный Особого Отдела НКВД саперной бригады; его тяжелое ранение и первая боевая награда, врученная в Кремле «Всесоюзным старостой».

А вот дни, когда я обивал пороги городского военкомата с настойчивой просьбой отправить на фронт добровольцем, и обидные до слез отказы из-за возраста. Ведь родился я 22 октября 1924 года, и - только по исполнении 17 лет на меня наконец-то обратили внимание. В августе 1942 года я получил .направление во Второе Ульяновское Краснознаменное училище малых танков имени Михаила Ивановича Калинина. Передо мной печальные, полные слез глаза матери, остающейся в одиночестве. Это незабываемо. Это навечно.

Немало было потом и других отметин со своим горем и болью, надеждой и радостью. Из них и сложилась моя, да, наверное, и многих других фронтовиков-чекистов, судьба - судьба быть всегда начеку, на передовой линии борьбы, судьба простого и честного выполнения своего долга, судьба верности присяге, данной в юности народу, Родине.

В училище был зачислен в 14-ю танковую роту. Называю ее номер не случайно, так как 13-й ротой командовал родной брат Валерия Чкалова. В очень редкую, свободную минуту от
напряженной учебы он нам иногда рассказывал о жизни и делах своего легендарного брата, на которого был похож сам и статью, и поведением.

Забегая вперед, скажу, что почти за 50-летнюю службу в органах государственной безопасности мне везло на встречи, общения и совместную работу с хорошими, честными, светлыми, эрудированными и очень преданными делу людьми, умудренными опытом жизни, грамотными чекистами, в том числе работавшими во времена Ф.Э.Дзержинского и В.Р.Менжинского.

Учеба в училище была нелегкой, так как трехлетнюю программу надо было освоить за 10-11 месяцев, в обстановке максимально приближенной к боевой. Занятия длились по 14 часов, не считая нередкие ночные марш-броски, учебные бои, хождения по азимуту, вождение танков и т.п.

Стояла суровая зима 1942-1943 г.г. Враг рвался к Волге. Бои шли в Сталинграде, куда немало ушло моих товарищей- старшекурсников. На мою же долю не хватило Сталинградской битвы, но зато первые чекистские шаги я сделал среди солдат и офицеров - сталинградцев.

К этому времени я уже в звании сержанта командовал одним из передовых отделений батальона, состоял кандидатом в члены ВКП(б), но... карьере танкиста не суждено было сбыться. В марте 1943 года, в числе других пяти курсантов училища был направлен в Особый отдел НКВД Приволжского военного округа в г. Саратов на краткосрочные курсы военных контрразведчиков. После отца и его младшего брата, служившего в ОГПУ, в нашей семье я становлюсь третьим чекистом.

По окончании курсов, которые мы между собой называли «академией», прошел короткую стажировку в 19-й запасной стрелковой бригаде под руководством старшего оперуполномоченного - одного из непосредственных защитников Брестской крепости, о героизме которых он мне очень много поведал правды. Весь мир узнал об этом только в 1957 году из книги Сергея Смирнова «Брестская крепость».

После стажировки, в должности оперативного уполномоченного контрразведки «Смерш» («Смерть шпионам» - такое название дал военной контрразведке сам И.В.Сталин), я был направлен на службу по оперативно-чекистскому обеспечению 1078 зенитно-артиллерийского полка (т.н. «ЗАП») 5 корпуса ПВО. Вернее того, что осталось от полка, прибывшего из Сталинграда в Саратов на переформирование. Это был один из тех боевых зенитно-артиллерийских полков, на долю которых в Сталинграде выпала тяжесть сражения одновременно с воздушным и наземным противником. Об этих боях артиллеристов-зенитчиков с немецко- фашистскими танками и авиацией, кратко, но емко по содержанию написано известным писателем М.Н.Алексеевым в его книге «Мой Сталинград».

Пополнение и перевооружение полка проходило в боевой обстановке. Город Саратов в это время был крупнейшим арсеналом Красной Армии, а также городом, где хранились и перерабатывались огромные запасы нефти. С приближением немецко-фашистских войск к Волге, город не только ощетинился оборонительными сооружениями, но уже с сентября 1942 до июля 1943 года стал отражать ожесточенные налеты гитлеровской авиации, превратившись в город-воин, в город обороны.

В сражениях с немецко-фашистскими стервятниками отличились и истребительная авиация, в частности полк знаменитой Марины Расковой, и зенитно-артиллерийские части 5 корпуса, в том числе и мой 1078 ЗАП, воистину шагнувший «из огня да в полымя». В память о героических подвигах тех лет в г. Саратове в 1975 году на братской могиле, был сооружен мемориал в честь павших в боях от гитлеровской авиации защитников Саратова.

Конечно, для меня было большим счастьем начинать свою контрразведывательную работу в овеянном боевой славой полку, участвовавшем в великой Сталинградской битве, превзошедшей все битвы прошлого и положившей начало коренному перелому в войне, изгнанию захватчиков с нашей земли.

Под руководством старшего оперуполномоченного Юдина Ю.К. с его помощью я включился в активную контрразведывательную работу по выполнению стоящих задач.

Надо прямо сказать, что практически до 1943 года мы еще слабо знали своего непосредственного противника. Но уже к середине 1943 года в отделы контрразведки «Смерш» начали поступать значительные сведения о противостоящих нам разведывательных и контрразведывательных органах и специальных школах гитлеровцев. Мы стали получать много ориентировок по розыску фашистской агентуры, заброшенной к нам для сбора разведывательных сведений, проведения актов диверсии и террора.

Поэтому основной работой, наряду с выполнением других задач, являлся розыск вражеских агентов. Осуществлялась кропотливая проверка и изучение лиц, подозреваемых в принадлежности к агентуре противника. Эту работу никто и никогда не сравнивал с какой-то общей подозрительностью. Это была самая элементарная и крайне необходимая в военную пору бдительность. В розыскной работе были и успехи, и недочеты, как во всяком сложном и важном деле. Вплотную же, как говорится, лицом к лицу с гитлеровскими агентами-террористами и диверсантами, мне пришлось столкнуться в ходе наступательных операций в Прибалтике, куда к этому времени был переброшен наш полк.

В связи с подготовкой наступления на Ригу и для участия в нем из состава полка был выделен усиленный людьми и вооружением артиллерийский дивизион с 85-мм пушками и крупнокалиберными пулеметами. Работа по контрразве­дывательному обеспечению этого подразделения была возложена на меня.

Как известно, Прибалтийская операция завершилась почти полным освобождением Латвии от немецко-фашистских войск и недопущением их в Восточную Пруссию. В результате основные силы противника группы армий «Север» с суши и Балтийского моря были блокированы на Курляндском полуострове.

Перед отступлением из Латвии, Литвы и Эстонии разведывательные и контрразведывательные органы гитлеровцев заранее создавали из числа своих агентов вооруженные группы и формирования для осуществления диверсионных и террористических актов в тылу действующей Красной Армии. Немецко-фашистские агенты, прошедшие специальную подготовку в разнообразных школах, абвергруппах и абверкомандах, создавали диверсионно-террористические банды из бывших полицейских, карателей, кулаков, реакционного духовенства и прочего националистического отребья. Главарями таких фашистских банд в Латвии были как немцы, так и головорезы из остатков латышских легионов «СС», зажатых в Курляндском «мешке».

Для активизации подрывной деятельности диверсионно­террористических формирований в тылу частей Красной Армии из Курляндии поздней осенью и в декабре 1944 года гитлеровцы стали забрасывать дополнительные силы из латышей и немцев- инструкторов, а также из рядовых диверсантов и террористов, снабженных автоматическим оружием, взрывчаткой, рациями, разного рода бланками для фальшивых документов, печатями и ценностями.

На поиск и уничтожение вражеской агентуры и банд были брошены подразделения из войск по охране тыла Прибалтийских фронтов и частей внутренних войск НКВД. В помощь им была сформирована оперативно-войсковая группа из подразделений упомянутого мной дивизиона 1078 ЗАП и артиллерийских частей 79 дивизии ПВО, штаб которой дислоцировался в г. Резекне. Этой группе были приданы батареи 37-мм зенитных орудий и крупнокалиберные пулеметы. Солдаты, сержанты и офицеры, в основном из числа ранее участвовавших в боях, были вооружены автоматическим стрелковым оружием, ручными и противотанковыми гранатами. Контрразведывательная работа в этой группе, связь с оперативным составом других боевых подразделений и с местными органами НКВД были возложены на меня. В ходе операций, мне, с автоматом в руках, пришлось непосредственно участвовать в боях по ликвидации и захвату немецко-фашистских агентов, главарей и рядовых бандитов- террористов.

Запомнился последний бой в резекненских болотах на рассвете 26 декабря 1944 года.

К двадцатым числам декабря нашим подразделениям удалось окружить несколько групп агентов-диверсантов, которые, как нам стало известно от захваченных накануне пленных, решили вырваться из кольца, объединив свои силы в «один кулак». Для этого они сосредоточились в постройках одного из многосемейного кулацкого хутора и, отметив 25 декабря «рождество христово», на рассвете 26 декабря предприняли попытку прорвать нашу оборону- оцепление. До сотни головорезов открыли по нам плотный огонь из стрелкового оружия, но получили сильный отпор. Спустя некоторое время, бандиты снова попытались атаковать наши огневые точки мелкими группами, однако прорвать кольцо удалось немногим. В этом бою было немало убитых и раненых, а двадцать пять агентов- террористов и латышских бандитов захвачены живыми.

Чекистско-войсковые операции длились более недели. В четырнадцати боях было уничтожено немало гитлеровцев и их приспешников - латышских националистов, изъято большое количество оружия, боеприпасов, уничтожены бункеры для укрытия бандитов и хранения вооружения, взрывчатки, других боеприпасов, а также продовольствия и медикаментов.

За участие в этих боевых операциях я был награжден орденом Красной Звезды, а также досрочно присвоено очередное воинское звание. Эти звезды нашли меня уже после окончания войны, в июле 1945 года в Польше на берегу Вислы.

Наша оперативно-войсковая часть после разгрома основных диверсионно-террористических группировок была расформирована.

Мне тоже пришлось покинуть 1078 ЗАП в связи с назначением на самостоятельную работу по контрразведывательному обслужива­нию 424 Отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона 79 дивизии.

В начале 1945 года дивизион вошел в состав 4 артиллерийского корпуса. Практически все соединения корпуса находились в оперативном подчинении сначала Прибалтийских, а затем Белорусских фронтов и участвовали в Восточно-прусской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской и Берлинской наступательных операциях. Некоторые полки и отдельные части 4 корпуса приняли участие во взятии Кёнигсберга и Берлина. Один из прожекторных полков корпуса был участником штурма зееловских высот, в известной операции атаки танков и мотомехчастей со световым обеспечением. Это сыграло большую роль в разгроме противника, бежавшего в панике от танкового, артиллерийского огня и ослепительных лучей прожекторов, которые гитлеровцы приняли за новое оружие.

Обслуживаемый мною 424 отдельный зенитно­артиллерийский дивизион, участвуя в противовоздушном прикрытии ряда наступающих соединений 2 Белорусского фронта, в феврале 1945 года передвигался в районе действий 65 армии генерала Батова и остановился у прикрытия переправы через Вислу, у города Грудзёндз. В этом небольшом польском городке я и встретил долгожданную Великую Победу над фашистской Германией и ее сателлитами.

Годы войны и первые чекистские шаги в контрразведке «Смерш» остались позади. Но моя служба в органах государственной безопасности продолжалась вплоть до 1989 года, и были в ней незабываемые дни, события, прекрасные люди - люди долга и чувства глубокой ответственности за защиту Отечества.